Развод: берегите детей!

К сожалению,
иногда взрослые женатые люди разводятся.
Причем успев за годы семейной жизни
обзавестись детьми. Что нужно иметь в виду,
чтобы не усугублять и без того травмирующую
ребенка ситуацию разрыва?

Дети живут не просто рядом с нами, они живут
вместе с нами. И как бы нам порой ни хотелось,
нелегко, да и невозможно скрыть от них все
наши конфликты, сложные взрослые отношения,
наши сомнения, все те неприятные факты
жизни, которые и привели к разрыву. Наша
задача – не упиваться своими обидами, а
постараться действовать, исходя из
интересов самого маленького.

Кривое зеркало

Конечно, сегодня
мы относимся к разводам совершенно иначе,
чем, например, тридцать лет назад. Мы более
гуманны, продвинуты и терпимы. Мы уже знаем,
что никакой это нe крах, а как раз начало
новой жизни, реализация давних планов, и
вообще – суперпозитивный опыт. За редким
исключением каждый из нас самостоятелен,
относительно состоятелен и самодостаточен.
Так что никто не пропадет, не умрет с голоду
и не станет изгоем в обществе. Уже нет
огромной патриархальной семьи, устои
которой, постоянное присутствие старших и
старых, сдерживало эмоции наших предков,
предполагало осуждение и не давало
развернуться конфликтам.

Мы – хозяева своей семейной ситуации и это,
наверное, неплохо. Потому что справедлив
народный опыт – «насильно мил не будешь», а
ужасный конец отношений все же лучше, чем
ужасные отношения без конца. Все это
правильно и разумно, но, как уже говорилось
выше, есть еще наши дети. Для которых развод
родителей, особенно если предшествующие
ему обстоятельства жизни были вполне
приличными – без рукоприкладства, пьянства
и прочего асоциального поведения , – все-таки
очень тяжелый жизненный эпизод. А мы, как
показывает практика, сплошь и рядом, пусть и
ненарочно, делаем эту историю максимально
драматичной для самого маленького и
беззащитного.

Хотя именно о детях современные
разводящиеся родители обычно много говорят
и горячо заботятся. Само собой, садятся за
круглый стол и чинно, интеллигентно обо
всем договариваются: в какой день
покинувший очаг родитель станет забирать
дитя из сада или после уроков – в
соответствии с возрастом, кто будет платить
за репетиторов и водить на рисование, как
часто и с кем именно ребенок посещает цирк и
дельфинарий Ведь мы можем стать бывшими
супругами, но бывшими родственниками стать
еще никому не удавалось. И все это понятно,
логично и доступно.

Только вот в жизни иногда получается, что
наши самые благие намерения – не разрушить
детскую картину мира, оставаться друзьями,
жить так, как будто для ребенка ничего не
изменилось, – похожи на отражение в мутном,
испорченном влагой и плесенью зеркале. И
ведь при этом все участники истории вроде
бы понимают, что нужно быть рассудительными
и мудрыми, все смотрели различные
трогательные фильмы о разводах в
цивилизованных странах и т. д. Но что-то
мешает посмотреть именно на свою семейную
драму с точки зрения комфорта ребенка.

Ускользающий

Наверняка каждая
из читательниц была свидетельницей того,
как люди делают все, как положено у
приличных людей: садятся за стол, долго
договариваются и решают: папа будет
приходить каждую среду в шесть часов вечера.
В течение примерно месяца после развода все
так и происходит – папа, тщательно закупив
гостинцы (или не закупив, потому что так
решили за круглым столом из педагогических
соображений), исполняет свой родительский
долг. Мама, она же бывшая жена, довольна.
Потом у папы возникают отвлекающие факторы
в виде новой подруги жизни, боулинга или еще
чего-нибудь столь же важного. Сначала он
дико извиняется, что не может приехать в
назначенное время, потом с облегчением
понимает, что ребенок в этот день и без него
выгулян и накормлен, забывает позвонить,
раздражая маму или вызывая у нее
презрительно-снисходительную улыбку. В
общем, мало-помалу папа появляется в
покинутом гнезде три-четыре раза в год: по
красным дням календаря и на ребенкин день
рождения. Ребенку важно в принципе знать,
что папа у него есть и помнит о его
существовании. Поэтому – да, придется
держать руку на пульсе, поддерживать версию
о командировках, звонить и напоминать отцу
о его обязанностях, вручать от его имени
подарки. Нужно удержать хотя бы эти
отношения, создать некий статус-кво, а там
посмотрите. Вы делаете то, что можете и
должны, – не даете связи прерваться. И
постоянно пытаетесь донести до ребенка и
отца мысль об их взаимной ценности друг для
друга. Вполне возможно, что подросший
отпрыск возьмет инициативу в свои руки и в
дальнейшем у обоих появится интерес к
общению.

Дети растут и меняются, а сложный и страшный
переходный возраст у них теперь
простирается с 10 до 19 лет. Чем больше вокруг
ребенка близких людей, способных
попытаться помочь и поддержать, тем лучше. И,
наверное, нужно сделать все, чтобы иметь
возможность сказать: Если я тебе ничего
дельного посоветовать не могу, позвони папе.

Под колпаком

Есть еще метод под
названием: Ты совершенно не умеешь
воспитывать детей, поэтому я буду все
контролировать. Все – это телефонные
разговоры, которые прослушиваются, встречи
только под присмотром и на подконтрольной
территории Бывает такое. Ну что тут можно
сказать: в девяти случаях из десяти сторона,
осуществляющая цензуру отношений, ищет
повода удовлетворенно сказать: Ну ты
даешь! и устроить перебранку, нисколько
не заботясь о чувствах ребенка. Хотя есть и
один случай из десяти. Это когда по
поведению пришедшего после встречи с папой
ребенка вы безошибочно понимаете: с ним
проводится работа, его настраивают против
мамы и всей ее семьи. И в этой ситуации,
очевидно, правильным будет несколько
скорректировать поведение папы, изменив
обстоятельства встреч. Все эти разговоры
ставят ребенка в ситуацию непосильного
выбора, ему ведь исподволь предлагают
решить, кто из родителей лучше и больше
достоин любви. Во-первых, стоит встретиться
с бывшим супругом тет-а тет и побеседовать.
Причем сделать это придется не раз,
постепенно подводя его к мысли о
разрушающем воздействии таких разночтений
на психику прежде всего ребенка, в
благополучии которого вы оба
заинтересованы. Если успеха эти действия не
принесут, придется на основании
постановления о разводе добиваться
пересмотра порядка встреч. Вероятно, имеет
смысл настаивать на встречах только в
присутствии обеих сторон или их
представителей.

Меркантильные мотивы

Родителей, даже
устранивших, на первый взгляд, все
недомолвки и разногласия, подстерегает
такая опасность: состязание за право
сказать Все равно меня он любит больше.
На деле ребенка просто покупают, не жалея
средств и времени. И совершенно не факт, что
он действительно нуждается в том
навороченном мобильном или супердорогом
компьютере. Просто главная цель этой
демонстрации материальных возможностей –
показать: Я в полном порядке, и ты еще
пожалеешь, что мы расстались. Но
формально у этой гонки другой приз –
расположение самого маленького. Понятное
дело, ребенку не особо полезно жить в
обстановке такой взаимной материальной
истерики. Ничего, кроме разлада и навыка
манипулировать родными, он из нее не
получит. Именно в интересах ребенка
попробуйте все же достучаться сначала до
отца. Чтобы не задевать его благих
намерений и не провоцировать желание
действовать наперекор вам, ищите
компромисс. Например, попытайтесь
договориться о предварительном обсуждении
тех или иных покупок и их стоимости.
Расскажите о том, что супердорогие вещи
могут стать предметом интереса посторонних
взрослых, что их могут украсть и это будет
для ребенка дополнительным стрессом. Если
все же не удается прийти к пониманию,
постарайтесь добиться согласия бывшего
мужа на совместное посещение семейного
психолога. Специалист сумеет объяснить всю
опасность подобных проявлений любви и
поможет выработать решение проблемы.

В действительности, это самый лучший, самый
цивилизованный и продуктивный ход:
обратиться к психологу. Помощь
незаинтересованного, специально
подготовленного третьего лица,
ориентирующегося к тому же в нормах
семейного права – отличный вариант решения
всех проблем и разногласий.

Это, конечно, не все подводные камни,
которые встречаются у даже очень
современных и продвинутых людей в случае
развода. Но важно понять следующее.
Практически все истории с ограничением
права общения ребенка с отцом, с
настраиванием против его семьи,
выбрасыванием в помойку принесенного им
яблока, потому что у ребенка диатез, но
тебе ведь всегда плевать было на его
здоровье! – это сюжеты не про любовь и
заботу, а про горечь и обиду. И взрослым
необходимо справиться с ними, чтобы не
искалечить собственному ребенку детство
разборками и сплетнями. Ведь в данном
случае главный побудительный мотив такого
поведения – незавершенные отношения между
взрослыми.

Хвост претензий, счетов, мести, амбиций,
взаимного недовольства, остатки симпатии с
одной стороны и ревности с другой Все это
нужно закончить, потому что закончился брак,
но не жизнь. И по меньшей мере немилосердно
тащить весь этот хлам через свою жизнь,
обрушивая при этом часть на собственного
ребенка. Он, конечно, приспособится к
ситуации, но какой ценой? Ценой деформации
личности, искаженного представления о
семье, испуга перед непонятной взрослой
жизнью, неуверенности в себе. Вряд ли все
это сослужит ему хорошую службу. Так что,
руководствуясь благом ребенка, все-таки
научимся разводиться по-человечески –
прощая друг друга и самих себя.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *