Отдай моё сердце! Почему дети придумывают страшные истории?

Неведомую
страну населяет недолговечное племя,
каждый представитель которого живёт 12-14 лет.
Оно имеет свой жизненный уклад довольно
своеобразный язык, своё искусство. Это
племя наиболее первобытно из всех,
изучением которых этнография занимается и
должна заниматься

Георгий
Виноградов

Вы догадались,
какую неведомую страну и недолговечное
племя имел ввиду выдающийся этнограф
Георгий Виноградов? Страна эта находится
рядом с нами, и имя ей Страна детства.
Потому что дети особенные существа,
живущие в волшебном мире, в котором
фантазии неотделимы от реальности. Дети
творят собственную мифологию, магические
обряды, стихи, предания и сказки. Важная
часть детского фольклора страшные истории,
передающиеся из уст в уста.

Укрощение
страхов

Ночь. В
восьмиместной палате десятилетние
девочки, третий отряд летнего лагеря.
Укрылись одеялами с головой и напряжённо
ждут. Наконец, тишину нарушает трагический
шёпотоМ одной из них:

В чёрном-чёрном
городе есть чёрная-чёрная улица. На чёрной-чёрной
улице стоит чёрный-чёрный дом. В чёрном-чёрном
доме есть чёрная-чёрная комната. Посреди
чёрной-чёрной комнаты стоит красный-красный
гроб. (Голос
рассказчицы крепнет и становится страшней.)
В красном-красном
гробу лежит синий-синий мертвец. По ночам он
встаёт И кричит ОТДАЙ МОЁ СЕРДЦЕ!

Страшные истории
про Красную руку, Чёрное пианино
и Гроб на колёсиках кажутся нам,
взрослым, смешными и глупыми. Но вспомните,
как в детстве экзистенциальный ужас
страшилок леденил нам кровь. Выросло новое
поколение детей, а убийственные похождения
Красной Руки, бережно передаваемые от
старших к младшим, остались неизменными.
Дети продолжают с наслаждением пугать друг
друга жуткими рассказами про мертвецов,
щторы-убийцы и Зелёные Глаза, которые душат
непослушных мальчиков и девочек. Значит,
эти истории кому-то нужны?

Да. По мере того,
как ребёнок познаёт мир, он начинает
чувствовать и понимать, что жизнь не так
уютна и безопасна, как ему казалось раньше.
К трём-пяти годам малыш начинает испытывать
иррациональные страхи темноты, замкнутого
пространства, одиночества. К шести годам
его настигает самый ужасный страх страх
смерти. Вместе с представлениями о времени
и пространстве ребёнок начинает понимать,
что человеческая жизнь имеет начало и конец.
К семи, восьми годам глобальный ужас перед
смертью принимает более конкретные формы
страха смерти родителей. Кроме того, к этому
возрасту ребёнка начинают мучить страхи
нарушить родительские запреты и шире
общепринятые нормы поведения.

Даже взрослый
может сказать, что если ты чего-то боишься,
то самое неприятное держать страх в себе.
Расскажешь об этом кому-то, выговоришься
сразу становится легче. Представьте, каково
приходится маленькому ребёнку, которому не
только сложно проанализировать свои
чувства, но и слова-то трудно подобрать. А
между тем, чтобы победить страх, его для
начала нужно облечь в какие-то конкретные
формы.

Вот тут и приходит
на помощь детская страшилка.
Иррациональная, фантасмагорическая
история помогает ребёнку, во-первых,
высказать свои потаённые страхи. Во-вторых,
рассказывая в детской компании жуткие страшилки,
дети чувствуют, что они не одиноки их
маленьких товарищей мучают те же кошмары,
что и их самих. А страх, разделённый на всех,
это совсем не то, что страх, переживаемый в
одиночку. И, наконец, самое главное: детские
страшилки учат малышей не только
переживать страх, но и побеждать его.

А значит, детские
страшилки (как, впрочем, весь детский
фольклор) не глупость, а материал для
серьёзных исследований.

Чёрный,
красный, белый

Первая девочка
замолкает. После небольшой паузы вступает
другая рассказчица:

Одна семья
переехала в новую квартиру. Родители
сделали ремонт и повесили на окна чёрные
шторы. Утром просыпаются папы нет. На
следующий день исчезла мама. На третью ночь
младшая дочка решила не ложиться спать и
посмотреть, что будет. Вдруг среди ночи она
слушит голос: Мальчик, встань! Её
старший брат встал с постели. Глаза у него
были закрыты, как будто он спал. Подойди
к окну! Брат подошёл. Шторы набросились
на него и задушили. Девочка испугалась,
вызвала милицию. Тётя-милиционер пришла,
сорвала шторы, а за ними лежат родители и
брат синие все!

Учёные
начали в серьёз интересоваться содержанием
детских страшилок с 70-х годов
прошлого века. Давайте узнаем, что же думают
о детском эпосе ужасов специалисты доцент
факультета психологии Санкт-Перетбургского
госуниверситета Мария Осорина и доктор
филологии Ульяновского педагогического
университета Марина Чередникова.

Хотя современные
детские страшилки как жанр возникли
сравнительно недавно (во второй половине ХХ
века), своими корнями они уходят в седую
первобытную древность. Непосредственные
предшественники страшилок истории
про демонов, чертей, леших, домовых и
русалок, которыми дети пугали друг друга в
доиндустриальную эпоху. Но даже
современные страшные истории, в которых
жуткие новости объявляют по радио, а
спасают детей от нечистой силы милиционеры,
несут на себе отпечаток мифологического
сознания, свойственного первобытным
народам и детям.

Особенно это
заметно при анализе цветов, используемых в
детских страшилках. Все демонические
персонажи имеют свой цвет. Наиболее часто
используемые чёрный, красный и белый.
Зелёный, синий, жёлтый тоже популярны, но
встречаются реже. В страшилках
сталкиваются, как правило, три силы:
безымянная семья, ставшая жертвой некоего
абсолютного зла, само зло (то ли в виде
демонических сил, вроде Чёрной Руки или
Красного Пятна, то ли в виде бандитов,
прячущихся за Красным Пятном). В некоторых
историях, замечает Мария Осорина, роль
страшного злодея отводится матери (об этом
мы поговорим чуть ниже).

Наконец, третья
сила добрые помощники, наказывающие зло и
восстанавливающие справедливость. Почему-то
чаще всего в этой роли выступают
милиционеры.

Сюжеты страшилок
очень похожи, но в каждом из них, помимо
глобального страха страха смерти, можно
найти отпечатки и других детских страхов.

Портал в
иную реальность

А вы знаете
про Красное Пятно? спрашивает
третья девочка. Про Красное Пятно знают все,
но можно и ещё раз послушать.

Одна семья
переехала в новую квартиру, а на стене одной
комнаты было красное пятно. Его пытались
закрасить,но оно всё равно появлялось.
Тогда пятно завесили ковром. А наутро
пропал дедушка. На следующую ночь исчез
папа, потом маленький ребёнок. Мама с
девочкой поняли,что происходит что-то
страшное. (Только после
исчезновения троих людей! Характерная
черта страшилок фатальная
ненаблюдательность и беспомощность жертв.) Ночью
они не легли спать. В полночь ковёр поднялся,
и из Красного Пятна вылезла Красная Рука.
Пошарила-пошарила в воздухе и спряталась.
Мама вызвала милицию. Милиционеры
поскребли пятно, а за ним оказалась дверь.
За дверью прятались бандиты,
переодевавшиеся Красной Рукой.

Мария Осорина
заметила, что самый распространённый сюжет
детских страшилок существование в доме
некоего проёма, портала в иную реальность,
откуда проникают силы Зла. Для ребёнка дом
это место, где он чувствует себя защищённым.
Все опасности подстерегают его за стенами
дома. Но даже дома ребёнок часто боится
оставаться один. Потому что с уходом
родителей защитное поле может
ослабевать. Не случайно действие страшилок
происходит либо ночью, когда родители
засыпают, либо тогда, когда родители уходят
из дому или (крайний вариант) умирают.

Мы знаем, как дети
любят устраивать в доме убежища
например, прятаться под столом, завешенным
скатертью до пола.
Замкнутое пространство даёт ребёнку
чувство защищённости. А защитный контур
дома, к соалению, не целостен. В нём есть
проёмы, порталы в иную реальность: окна,
двери, зеркала, а также страшные ниши и
шкафчики, за которыми, по представлениям
ребёнка может таиться опасность. Любой
проём грозит опасностью. Закройте все
двери и окна, по улицам едет Гроб на
Колёсиках! сообщает всесведущее Радио
героям страшилки.

Взрослые
улыбаются а зря! Страх перед порталами
в иную реальность ещё одно
доказательство того, насколько архаично и
мифологично мышление ребёнка. Ведь не так
давно наши вполне взрослые пра-пра-дедушки
и бабушки верили, что через окна и двери в
дом действительно могут проникнуть злые
духи, и считали необходимым выставлять
возле этих проёмов магическую защиту.

Фигуры животных у
ворот, узор на наличниках слежили не
столько для красоты, сколько для такой
защиты. Впрочем, и сейчас в некоторых
деревенских домах над дверями вешают
подковы и прочие обереги.

Новые
страшные вещи

А вот ещё
про белую куклу послушайте. Одна девочка
пошла с мамой в магазин и увидела там
красивую куклу в белом платье, с синими
глазами. Мама не хотела покупать куклу, но
девочка её упросила. Ночью девочка сквозь
сон слышала тук-тук-тук, как будто
игрушечные ноги стучат. Утром проснулась а
мама мёртвая лежит. На следующую ночь
девочка легла в кровать, но не спала. Вдруг
слышит тук-тук-тук. Смотрит, а кукла
слезает с полки и к ней бежит. Залезла под
одеяло глаза синим светом горят, как
фонари! Девочка хотела крикнуть, но не
успела кукла вцепилась ей в горло и
задушила!

Зло в
представлении детей может проникнуть в дом
не только через магические проёмы, но и
прийти вместе с новыми вещами. Почему же
ребятишки боятся новых вещей? Малыши младше
пятилетнего возраста уверены, что даже
неодушевлённые предметы обладают душой и
характером (это представление называется
детский анимизм). Ещё одна
особенность мышления дошкольников они
пока не способны чётко отделять фантазии от
реальности. Маленький ребёнок живёт в
совршенно фантастическом мире: он свято
верит в то, что все вещи вокруг него живые.
Поэтому неудивительно, что некоторые вещи,
особенно новые, могут его пугать.

Если вам трудно в
это поверить, постарайтесь вспомнить своё
детство. Меня, к примеру, выкладки
психологов об одушевлении детьми
вещей веселили, пока я, покопавшись в своих
детских воспоминаниях, не вспомнила
жуткого Серого Медведя. Папа привёз его мне
в подарок из Москвы. Медведь был роскошным.
Если его наклонить, он рычал басом. Но
боялась я его панически: плакала, пряталась
под кровать. В итоге медведя убрали из дому.

Кукула вообще
вещь особенная. Это копия человека, поэтому
в магических практиках многих народов
куклам отводилась очень важная ролью
Вспомните истории о колдунах, которые для
наведения порчи прокалывали иголками
сердце маленькой куклы копии своего врага!

Конечно, школьники
уже не считают кукол, чайники и столы живыми
существами. Но отголоски ранних детских
страхов остаются в страшилках.

Не
играй на Чёрном Пианино!

Однажды
маленький мальчик нашёл в шкафу стопку
пластинок, продолжает
следующая рассказчица. Стал
их перебирать и увидел, что одна пластинка
в чёрном конверте с красной каёмкой.
Подошёл к маме и говорит: Что это?
Все пластинки можешь слушать,а эту
никогда не ставь. Мальчик не послушал
маму, дождалсы, пока она уйдёт, и поставил
пластинку. Страшный голос запел: Ползут,
ползут по стенке Зелёные Глаза. Сейчас они
задушат тебя, тебя, ТЕБЯ! Мальчик хотел
выключить проигрыватель, а кнопка не
выключается, шнур в розетке застрял. Вдруг
видит ЗЕЛЁНЫЕ ГЛАЗА ПОЛЗУТ ПО СТЕНКЕ!!!
Прыгнули и задушили мальчика.

После порталов
в иную реальность второй по
распространённости сюжет страшилок: запрет
нарушение кара. Мама запретила мальчику
покупать Красное Кресло. Мальчик купил.
Кресло убило всю семью. Мама запертила
девочке играть на Чётном Пианино. Девочка
стала играть и приманила своей музыкой
ужасный Гроб на Колёсиках. Какова же
психологическая подоплёка этих сюжетов?

Во-первых, дети
далеко не всегда понимают смысл
родительских запретов, пусть даже невинных
и бытовых. Почему, собтвенно, нужно мыть
руки перед едой, если они и так чистые? Во-вторых,
взрослея, дети вынуждены отвоёвывать у
родителей всё больше и больше личного
пространства. А для этого порой приходится
нарушать правила, установленные родителями.
Что в итоге? Дети разрываются между страхом
нарушить запрет (Мария Осорина замечает,
что в родительских запретах есть нечто
мистическое для детей) и необходимостью
сделать это.

Интересно, что
запреты чаще всего исходят от матери.
Именно поэтому мать самый противоречивый
персонаж страшилок.

Напекла
мама пирожков с ногтями!

Жила одна
семья мама, папа, мальчик и девочка.
Однажды мальчик прищемил дверью ноготь, и
он у него стал синий. В один день девочка
ушла в школу. Возвращается брата нет, а
мама пирожки с мясом печёт. Съешь,
говорит, доченька, пирожок! Девочка
взяла один пирожок, откусила а там внутри
Синий Ноготь! Она поняла, что мама брата
убила и пирожков из него напекла!

Откуда берутся
такие чудовищные сюжеты? На самом деле дети
боятся не родителей их мучает страх
потерять родительскую любовь. Мысли о том,
что папа с мамой могут бросить их или
умереть, и необходимость справиться с этими
страхами порождают подобные страшилки,
герои которых родители-монстры.

А почему же в роли
монстра чаще всего выступает мать?
Объяснение этому можно найти у Маины
Чередниковой: Ребёнок находится всецело
во власти матери, гораздо в большей степени,
чем во власти отца. Отсюда двойственное
восприятие женщины: рука матери защитит, но
она же и ударит.

От
страха к смеху

Последняя девочка,
самая старшая в палате, выслушав все
истории, хмыкнула и спросила: А
вы знаете про Чёрный Кран? Оказалось про
кран никто не слышал, и девочка начала: В
одной семье стали делать ремонт. Когда
делали ванную, обложили стены красной-красной
плиткой, поставили белую ванную и пошли
покупать кран. Бабушка сказала маме только
не покупай чёрный. Мама не послушалась и
купила. Ночью папа проснулся и слышит из
ванной: Кап, кап. Пошёл туда и пропал.
Потом мама проснулась: Кап, кап. Пошла
в ванную и тоже пропала. Потом дедушка с
бабушкой. Последним проснулся маленький
мальчик. Он прокрался по коридору в ванную
Открыл дверь А ТАМ Вся семья собралась и
кран чинит!

Все исследователи
сходятся в одном: страшилки начинают
интересовать детей примерно с пяти лет, на
семь-десять лет приходится расцвет
жанра. А в двенадцать, тирнадцать
подростки уже считают страшилки детской
чепухой.

В зависимости от
возраста маленьких расказчиков,
претерпевают изменения и сюжеты страшных
историй. По наблюдениям Маины Чередниковой,
самые ужасные и мистические истории
рассказывают дошкольники в этих
страшилках жертвы полностью обречены: Силы
Зла непременно убивают всех. В страшилках
младших школьников зло уже порой
рационализированно: в Чёрном Пианино
прячутся вполне реальные бандиты,а за
Красным Пятном открывается не портал в иную
реальность, а дверь в каморку, где
притаились разбойники. Кроме того, в этих
историях присутствуют идеи возмездия и
справедливости (в лице добрых милиционеров).
Да и сами герои страшилок иногда
находят в себе силы противиться злу:
девочка караулит Красное Пятно, а потом
звонит в милицию. А лет с десяти ужасные
истории начинают трансформироваться в
смешные. В это же время на смену страшилкам
приходит новый жанр детского фольклора
садисткие стишки. Помните? Дети в
подвале играли в гестапо зверски замучен
сантехник Потапов. Именно ироническая
страшилка (вроде истории с Чёрным Краном)
и садисткие стишки помогают победить
детские страхи окончательно.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *